Person
Dr. Lynda Kelly
Organization
Australian National Maritime Museum, Sydney, Australia
Position
Head of Learning
Has been working in museum field since
1987
The recording date of the interview
November 30th 2012
All interviews

Quotes

Never thought about a museum, never entered my head to go to a museum.

Trivia

Dr Lynda Kelly writes a blog called "Museums and the Digital"

Text of the interview

Dr. Lynda Kelly is Head of Learning at the Australian National Maritime Museum. When this interview was filmed, Lynda was Manager Online, Editing and Audience Research at the Australian Museum, Sydney, Australia, and she writes a blog called "Museums and the Digital". In the interview she explains what audience research means for museums. Dr. Kelly also talks about her theory of three kinds of museum spaces: physical, online and mobile. She encourages museum professionals to think mobile first.

Read the original text in English Read the Russian translation Questions

Read the original text in English

I think I always wanted to be a teacher. Because I really loved school when I was growing up, and I really enjoyed being at school, and having a lot of fun. I had a lot of fun at school, growing up. And of course every catholic girl always goes through one week, when they think they gonna become a nun. That I’ve never become a nun. Thank heavens for that.

Never thought about a museum, never entered my head to go to a museum. I went once at school. I still remember coming here, would’ve been in high school I think. But my parents… I think a lot of it is about your parents, what you do, and I grew up with six brothers. So, yeah… So I did a lot of sports.

I went to University. Well, what I did when I left school and started work right away in the New South Wales government, because I didn’t know what I wanted to do. So my father said, ‘Get a job and just do anything in the University just to start going.’ And at the time when I studied education, higher education, was free in Australia, you didn’t have to pay anything to go to Uni. Can you believe that? It’s unreal.

So I did a psychology degree at Macquarie University. So I majored in psychology and my secondary major was linguistics. Then I decided that I wanted to get into human resource management, personnel management, ‘cause I really enjoyed working with people and change and all that kind of stuff. And then I did a two-year postgraduate diploma in human… in employee relations, which is human resource management.  It was in 1987. It was really interesting, it was this job… In those days you had like a government newspaper that were coming round every week, it was called “The Public Service Notices” and I’d be looking for more jobs to advance my career. And there was a job here called “staff manager” which was all about running a payroll, leave applications, employee relations, all that kind of stuff. So I applied for that and then I came down for the interview and I knew nothing about the museum, I didn’t do any research at all, I just turned up.

And what I was interested in was management. I used to read a lot of books, like you’re saying you read a lot of books. I read a lot of books about management and it was something I was really interested in. And the director at the time, he interviewed me for my job. He kind of picked up on that so that’s… He told me that later it was the main reason that they wanted me to work here cause I was interested in change and change management and things like that.

When I first came here it was just gonna be another step  ? in like I  get a job in this salary level here and then I go to another government department to go to the next level, that kind of thing. That was my plan. But when I got here I just found that I really loved it here, I just didn’t want to leave.

I’ve been doing audience research for 20 years. And the profile of people that visit museums has not changed in that time. What has changed is that people expect different things like they expect more from a visit; they expect more interaction, more two-way interaction, more technology, that’s what I’m saying. The kinds of people that visit museum all over the world has not changed.

The day I started at the museum… It was the 17th of August in 1987… It was around about that day. And I walked into the office – it was this really dingy little tiny office and there was a computer in a corner. I said ‘Oh!’, and they said ‘We’ve started to put our records on computers’. It was like this with a big back, it was like televisions with big back. It was standing... It was not much bigger than that. And it had the green writing on the black screen, do you remember? Have you seen that? And it used a program called DOS, D-O-S, and a kind of a flashing thing to type in. And it was really hard to use because you had to know quite a bit of code . Yeah, it was. I think they have some of those in the Powerhouse museum.

Next big change for me was – I think it was around about 1995 perhaps or earlier. And one of our scientists - Penny – who is retiring next week after 41 years, she said to me: ‘Oh, this is really cool thing that we’re all part of, it’s called the Internet, and if you just log in into this thing… You will be able to connect with all these people ’. I said ‘Really?  It sounds amazing’. So we started using Excel. You know that spreadsheet. And we still use Excel after all this time.

The other thing, the big change that I’ve seen probably in the last three… So much is on-line free service software, like ‘SurveyMonkey’. So in the terms of visitors’ studies the Internet… Because I started blogging quite early, I started my blog in 1998. It was called ‘The Audience research blog’, and it wasn’t under the museum system, it was just a separate blog I set up. And the reason I set that up was because I wanted to share all of our findings. So what the Internet did it allowed you to share things. It enables people to share … People would work faster. But it also actually increases your work line. Because I think computers haven’t helped to lessen manager workloads or they haven’t helped to save paper, they’ve probably made it worse.

When I did my thesis, it was the next piece of study I did; I started my thesis in 1999. I started (у тебя было studied) it as a Master’s and then I transferred it to PhD. And I finished it in 2007. We’ve had a website since 1995 and it was managed by a certain ? in a museum. Then that woman left and then another person took her place, and then I was just in audience research at a time, and then the woman who was manager of the web went and had a baby, and I didn’t know what to do with  her job so I said ‘Look, I’ll do it for a while I’m interested in...’ That’s where I got my interest and passion, you know, in online... It was just from doing the website. And then I always maintained the interest in… And I got very interested in certain in social media cause I considered that as a real tool for audience engagement, audience research. And then two years ago the person that was running the web team she left to go to the Art gallery actually. And they ask me if I’d do the job.

We had a mobile strategy. I did a mobile strategy in 2010. So I set up an YouTube channel, a Facebook page, a Twitter page. The museum did have a Flickr account but nobody ever monitored it so it got taken over by a whole bunch of other people. And we set a little group. Every month we had a great meeting which was called ‘Museum Users Group’, or MUGS. And it was a Thursday afternoon, I put up a bottle of wine and people would just say ‘Show me Twitter’ or ‘Show me something’ or ‘Show me something’ and we just played around. Yeah, we just got together and looked at things. That’s really important because it can’t be a bit over scary area for people cause they don’t understand computers very much.

I don’t know, museum people get hung up on theory. It’s like just come and do something. And academics… Academics are interesting cause I worked with a lot of them and they’re wonderful people. But they don’t work in a museum, so when you work with an academic they say ‘Ah, museum should be doing this’. Well, actually, we struggle just to get the doors open cause if people are sick we’ve  got to open the door. And ‘Museum should be doing blah-blah-blah-blah-blah…’ Well, yeah, when you work in a museum it’s not that simple.

My daughter is twenty and I thought like when she’s, I don’t know, in her thirties and starting a family, and I’m a grandmother… An angry old white woman… If I brought the kids back to the museum what would be different. And I think probably not much. It would still have exhibitions and things, it would probably have a lot more… well, may have a lot less texts on a walls and a lot more… being able to put stuff on here. And I think the revolution is taking place there and I think it’s what I was talking about in my papers. Like you got to start thinking mobile first when you’re designing experiences. Because people are coming for experiences whether it’s an exhibition, or an event, or a program, or whatever.  And you’ve got to think about like how we can extend that experience by using a mobile device. It’s how we gonna engage people before they even come here and what are we gonna do with them afterwards. Because now they visit it at the museum, we wanna keep them kind of ‘in a family’, I think that’s where the digital stuff will actually really make the difference. It’s not so much in what they come here to experience but how we keep them kind of engaged with a museum.

And the other thing I’ve been thinking a lot about, actually that brings us to the another system thing that called “the Internet of things” which is smart objects and  NFC and RFID which is what we’re experimenting with here. And it’s like just embedding… When an object comes into the collection, instead of writing something out you just embed a chip on it and then you can use it in ways we don’t even know. It’s possible in five years’ time.

I think also that a young museum professional needs to think beyond being a curator. You know this, often read a paper in  marketing and in digital production and imagery… I think digital production and video content is gonna be massive. There’s not enough people that have really good skills and… And also like Jasper was saying it’s about people that can tell a good story. I think they need to be very well connected, so I think they need to be very good networkers, good on social media. And I think they need to be not hung up, do you know what that means? Not too focused on theory and… They need to actually do things. Someone that’s not gonna read all the books on museum, museology and ‘Come on, I wanna do that’. Cause that’s not what he can do. So people that can actually take a lot of information and turn it into something that’s interesting for visitors.  And I think they need to be… They need to be really good writers, but being able to write for a blog, not an academic piece, because that’s what people are reading  these days. So that’s kind of my two cents  I think.

Read the Russian translation

Думаю, я всегда хотела стать учителем. Пока я взрослела, я очень любила школу – любила ходить в нее, мне было там весело. Я тогда получала большое удовольствие от пребывания в ней. Ну и наверно каждая девочка-католичка хотя бы раз в жизни подумывала стать монашкой. Я, слава небесам, так ей и не стала.
Никогда не думала, что стану работать в музее, мне это даже в голову не приходило. Однажды я сходила в музей, еще в школе. Я до сих пор помню, как пришла сюда, должно быть, в старших классах. Думаю, многое из того, что мы делаем, связано с родителями, а я еще и росла с шестью братьями, так что много занималась спортом.

Я пошла в Университет. На самом деле, я закончила школу и сразу начала работать в администрации штата Новый Южный Уэльс, поскольку еще не знала, чем хочу заниматься. Мой отец сказал: «Найди себе работу и делай в Университете что угодно, просто чтобы было с чего начинать». И в те времена, когда я училась, высшее образование в Австралии было бесплатным. Представляете? Просто отлично!

Я получила степень по психологии в Университете Маккуори. У меня было две специализации: основная в психологии, и вспомогательная - в лингвистике. И потом я решила, что хочу заниматься управлением кадрами, потому что мне действительно нравилось работать с людьми, заниматься управлением изменениями и т.п. Затем последовало двухлетнее обучение на степень магистра в сфере взаимоотношений работников, т.е. управления кадрами, это было в 1987 году. Это было очень интересно. Тогда почти каждую неделю выходила газета «The Public Service Notices», издаваемая правительством, а я все время искала новую работу, чтобы продвинуться по карьерной лестнице. Нашлась должность «менеджер по работе с персоналом», подразумевавшая работу с зарплатами, взаимоотношениями между работниками и т.п. Я подала заявку и затем пошла на собеседование. Я тогда ничего не знала о музеях, даже не поискала каких-либо материалов о нем, просто взяла и пришла.

Я тогда была увлечена менеджментом. Когда-то я читала много книг по нему, прямо как и Вы сейчас читаете. Я читала много книг по менеджменту, так как он меня интересовал. Собеседование со мной проводил тогдашний директор музея. Он подметил этот мой интерес. Позже он сказал мне, что именно это стало основной причиной, по которой они хотели, чтобы я работала здесь. То, что я интересовалась изменениями и управлением ими и тому подобными вещами.
 Вначале эта работа казалась мне лишь еще одной ступенькой в моей карьерной лестнице. Сперва получаешь работу с таким уровнем оклада здесь, потом переходишь в другой правительственный департамент, на следующий уровень, и т.д. Таков был мой план. Но когда я начала работать здесь, я внезапно поняла, что мне здесь очень нравится, что я просто не хочу уходить куда-либо.
Я занимаюсь исследованием музейной публики уже двадцать лет. И за это время облик людей, посещающих музеи, не изменился. А изменилось то, что люди ожидают большего от посещения, ожидают чего-то другого. Они хотят большей интерактивности, большей технологичности. Тип же людей, которые посещают музеи по всему миру, не изменился.

День, когда я начала работать в музее - 17 августа 1987 года. Я вошла в офис – это было маленькое грязноватое помещенье – и увидела в углу компьютер. Я сказала «О!», а коллеги сказали: «Мы начали вести документацию на компьютерах». Он был примерно такого размера, большим сзади, как старые телевизоры с большой задней частью. Он был не намного больше. Он выводил на черный экран зеленые символы, помните такие? И он работал под программой DOS, D-O-S, с командной строкой. Пользоваться им было довольно сложно, так как надо было знать большое количество команд для него. Думаю, в музее «Powerhouse» («Электростанция») еще есть несколько таких.

Думаю, это было году в 1995 или чуть раньше, когда в моей жизни произошла еще одна значительная перемена. Одна из наших научных сотрудников – Пенни, на следующей неделе она уходит на пенсию после 41 года работы.  Она сказала мне: «О, это очень крутая штука, частью которой являемся все мы, она называется Интернет. Просто входишь в систему, и тогда можно связаться со всеми людьми в этой сети». Я сказала «Правда? Звучит здорово».
Мы начали использовать Excel. Ну, знаете, эти таблицы. Мы до сих пор используем Excel.

Еще одно значительное изменение, что я застала за последние года три - это развитие бесплатных он-лайн сервис-программы, например SurveyMonkey.
Я начала вести блог довольно рано, в 1998 году. Он назывался «The Audience research blog»(«Изучение публики»), и он не имел отношения к компьютерной системе музея, он существовал на независимой платформе. Я создала блог потому, что хотела поделиться всеми нашими наработками. Что Интернет и делает -  он позволяет тебе делиться разными вещами. С ним люди  работают быстрее. Но на самом деле он еще и увеличивает число задач. Потому что мне кажется, что развитие компьютеров не снизило нагрузку на менеджеров и не помогло экономить бумагу, а напротив, возможно, даже ухудшило ситуацию.
В 1999 году я начала писать магистерскую диссертацию, которая затем переросла в докторскую. Это был следующий период обучения, который я закончила в 2007 году.

С 1995 года у музея был сайт, которым занималась одна из наших сотрудниц. Затем эта женщина ушла от нас, ее заменил другой сотрудник. Я в то время занималась изучением публики, и сотрудница, ответственная за сайт, уволилась и завела ребенка, а я не знала, как быть с этой работой, так что сказала просто: «Я займусь этим, пока мне будет интересно…». Именно тогда я приобрела свой интерес или даже страсть к сетевым технологиям. Да и после я продолжала ими интересоваться. И я крайне заинтересовалась социальными сетями, т.к. видела в них реальный инструмент для изучения и взаимодействия с посетителями. А два года тому назад глава веб-отдела уволилась, чтобы работать в художественной галерее. И меня спросили, смогу ли я справиться с этой работой.

У нас есть стратегия по вовлечению Интернет-ресурсов в музейную деятельность, я сама разработала ее в 2010 году. Я создала канал на  YouTube, страницу на Facebook, страницу в  Twitter. У музея был аккаунт на Flickr, но за ним никто не следил, так что в итоге им завладели совершенно посторонние люди. Мы создали небольшую группу. У нас проводились ежемесячные замечательные встречи группы, которую мы называли ‘Museum Users Group’ (Группа Музейных Пользователей), или сокращенно MUGS. Встречи проходили днем по вторникам. Я открывала бутылку вина, и люди просто начинали спрашивать: «Покажи мне  Twitter», или «Покажи мне это или то», и мы забавлялись. Мы просто собирались вместе и пытались разобраться. Это было важно, т.к. для людей, которые не особо разбираются в компьютерах, все это может оказаться за пределами зоны комфорта.
 
Мне кажется, что музейные работники слишком зацикливаются на теории. Нужно просто взять и сделать что-нибудь.  Ученые - очень интересные люди, я работала с многими из них. Они действительно чудесные люди. Но они не работают в музее, так что когда работаешь с учеными, они говорят: «Ну, музей должен сделать то-то». А мы, на самом-то деле, постоянно боремся за то, чтобы люди приходили к нам. Или говорят «Музей должен сделать это, то и вон то еще…» Когда работаешь в музее, это не так просто.

Моей дочери двадцать лет. И я порой думаю, когда ей будет за тридцать, когда она заведет свою семью, а я уже буду бабушкой… Такой, сердитой старой белой женщиной… Многое ли изменится в музее, если я приведу в него детей? И мне кажется, что не так уж и много. Останутся выставки. Возможно, станет меньше сопроводительных текстов. И станет больше такого, что можно посмотреть на мобильном телефоне. Думаю, именно в мобильной сфере и происходит революция, именно об это я хочу сказать своими статьями. Нужно начать заранее продумывать, как применить все то, что придумывают при конструировании переживаний посетителя, к их мобильным устройствам. Люди приходят за ощущениями, что на выставку, что на программу, на что угодно. И нужно продумать, как расширить диапазон этих ощущений за счет использования мобильных устройств. Как вовлечь людей до того, как они придут к нам и что делать с ними после того, как они уйдут. Мне кажется, что именно цифровые устройства помогут удерживать тех, кто приходит к нам, в чем-то вроде «семьи».  Даже не столько важно, за чем они пришли к нам, сколько то, как мы собираемся удержать их.

Я много думала и еще об одном направлении. Есть такая система, называемая «the Internet of things» - «умные» объекты,  NFC (коммуникация ближнего поля), RFID (радиочастотная идентификация) – то, с чем мы тут экспериментируем. Вместо того, чтобы подписывать объект, попавший в коллекцию, в него просто встраивается чип, после чего с объектом можно взаимодействовать так, как мы даже представить еще не можем. Все это возможно уже лет через пять.
Я считаю, что молодой работник должен быть не просто музейным хранителем. Должен читать статьи по маркетингу, по видео- и визуальным эффектам. Я думаю, что вскоре влияние визуальных эффектов и видеоряда на работу музеев станет огромным. 

Сейчас не хватает людей с соответствующими навыками. Как Джаспер и говорил – нужны люди, способные хорошо рассказывать истории. Думаю, такие люди должны уметь обзаводиться связями, хорошо разбираться в социальных сетях. И они не должны зацикливаться на чем-либо, понимаете? Не зацикливаться на одной только теории. Они должны действительно делать что-то. Это не должны быть люди, которые просто готовы прочитать все книги по музееведению и заявить «Я хочу заниматься этим». Не выйдет. Нужны люди, способные воспринять большой объем информации и превратить его во что-то, интересное посетителям. Они должны быть способными писать хорошие тексты, не теоретические статьи, а блоги, потому что сейчас люди читают именно их. Так мне кажется.

Questions

  • Who did you want to be growing up?
  • Where did you study?
  • What was your attitude to museums before you became a museum professional?
  • When and how did you start working in the museum field?
  • In which museum department did you start your career?
  • Could you describe how your career was evolving?
  • What was your idea of what ICTs could do when you were only beginning to work with them?
  • When you first encountered ICTs did you feel that they were necessary in a museum, appropriate, important?
  • Where were the first computers in your museum?
  • Which role do ICTs play in your museum today?
  • What do you think is going to be the future or ICTs in your museum? Any ideas about the future?